Могу ли я как истец привлекать журналистов

Содержание
  1. 7 секретов успешного судебного выступления – Сфера
  2. Фокус
  3. Готовность к процессу
  4. Простота и ясность
  5. Контроль времени
  6. Подстройка
  7. Визуализация и образы
  8. Качество речи
  9. Взаимодействие адвоката со СМИ: возможности и пределы использования данного инструмента
  10. 1. Взаимодействие адвоката со СМИ с целью защиты интересов Доверителя по конкретным делам
  11. Пример № 1. 
  12. Чем конкретно помогли защите СМИ в данном деле?
  13. Взаимодействие адвоката и журналиста в судебной журналистике
  14. Как устроено медийное пространство
  15. Рекомендации адвокатам по взаимодействию с журналистами
  16. Могу ли я как истец привлекать журналистов
  17. Пригласить журналистов на судебное заседание
  18. Детективное агентство раскроет секреты привлечения СМИ
  19. Как общаться с журналистами и получать публикации в СМИ
  20. Резник: «Честный и деньги возьмёт, и правду напишет»
  21. Получайте самые главные и обсуждаемые статьи дня на свой электронный адрес
  22. В отделе рекламы посмеялись, но только над моей жадностью
  23. Отказ допустить журналиста на открытое судебное заседание
  24. Если судья настаивает на том, чтобы вы покинули зал:

7 секретов успешного судебного выступления – Сфера

Могу ли я как истец привлекать журналистов

Прежде чем перейти непосредственно к навыкам, мне бы хотелось немного остановиться на особенностях и целях судебного выступления. От обычного выступления судебная речь отличается, прежде всего, спецификой слушателя.

Это квалифицированный слушатель, через которого прошло уже много выступлений. Он видел таких, как мы, уже много раз. Кроме того, он сильно загружен работой: например, в Арбитражном суде города Москвы судьи рассматривают по 50 дел в день.

Судьи научились вычленять главное и многое из произносимого в процессе для них является просто «белым шумом».

Какова цель судебной речи? Быть услышанным судьей – а именно, чтобы ваши основные идеи были не только услышаны, но и отложились в сознании человека, принимающего решение по делу.

Как и в спорте, каждое кажущееся нам простым выступление на самом деле является результатом длительной работы и повторений. Успех, конечно, может быть результатом природного дара, но его можно достигнуть и путем тренировки. Важна системная подготовка и знание ключевых факторов, влияющих на результат.

Особенностями судебного выступления обусловлены и навыки судебной речи:

  • фокус на одном зрителе/слушателе;
  • полная готовность к процессу;
  • простота и ясность;
  • контроль времени;
  • подстройка;
  • визуализация и образы;
  • качество речи.

Остановимся подробнее на каждом из них.

Фокус

Как я уже сказал выше, основная цель в процессе – быть услышанным судьей. Отсюда и важное правило: фокус на судье. Всегда. Фокус – это не только взгляд, направленный на судью, но и зрительный контакт, диалог или обращение непосредственно к судье, подача материала в наиболее удобном виде.

Враг любого юриста в процессе – эго. Многие стремятся говорить красиво и сложно, чтобы повысить свою значимость. При таком поведении автоматически происходит смена внимания на себя и речь уже не направлена на внимание суда. Необходимо учиться оставлять эго в стороне и заниматься донесением до суда доводов по делу. Находясь в процессе, юрист должен меньше всего думать о себе самом.

Ошибка, которую совершают не только начинающие, но и опытные юристы: начать соревноваться со своим оппонентом и стараться его переиграть. Поведение, когда одна сторона реагирует на другую и копирует, например, ее агрессивное поведение, несет в себе следующее послание: «Я был готов на определенном уровне, но доводы другой стороны сильнее, а моя позиция слабая».

Стороны, начавшие спорить друг с другом еще в коридоре, общаются на уровне людей, знающих детали дела и историю спора.

И в зале суда естественным образом упускаются детали, которые известны сторонам, но не известны суду. Спорщики неосознанно презюмируют, что суд должен знать их дело так же, как и они.

В результате суд окажется выключенным из поля диалога: ему попросту не будет ясно, о чем идет речь.

Часто бывает так, что противоположная сторона перебивает, вставляет реплики. Важно понимать: сам факт реплик говорит о том, что вы коснулись чего-то важного и оппонент, возможно, чувствует слабость. Это хороший сигнал. Продолжайте спокойно вести повествование.

Начать отвечать в той же манере – эмоциональная западня. Не нужно реагировать на такое поведение, а, после очередного выпада, спокойно спросить суд: «Я могу продолжать?».

Выдерживая свою линию, вы создадите контраст с поведением другой стороны, что повысит доверие к вам.

Некоторые юристы не мешают своему оппоненту разозлить судью и сделать их работу за них. Противная сторона своим поведением рушит свою позицию сама, и нужно просто дать ей это сделать. Поэтому, как ни странно, в ряде ситуаций лучше молчать. Это требует большой выдержки, контроля и опыта, но «дорогу осилит идущий».

Готовность к процессу

Этот важный навык включает в себя знание материалов дела (номера страниц, томов, пункты и так далее), знание своей позиции по делу, уверенность в этой позиции, подготовку судебного выступления и получение представления о личности судьи. Тщательная подготовка, прежде всего, показывает вас как сторону, которая с уважением относится к суду и готова помогать.

Судьи часто говорят о том, что им важно, чтобы стороны помогали разбираться в деле. Собственно, в этом одна из задач сторон состязательного процесса. 90 % победы куется на стадии подготовки.

Дело в конечном счете выигрывает не правильная жестикуляция, уверенное выступление и хороший костюм, а тщательно проработанная правовая позиция и собранные доказательства. Нужно хорошо знать материалы дела, чтобы быстро реагировать на вопросы суда, а также реплики и вопросы оппонента.

Важно знать, где находится любое из доказательств. Судья заметит качественную подготовку.

Тщательная подготовка создает и веру в свое дело. Убедить можно, если искренне веришь сам. Судьи зачастую пытаются понять проблему с точки зрения здравого смысла: кто прав или виноват. Очень часто мы встречаемся с таким типом судей, которые смотрят в суть дела и, отталкиваясь от этой сути, связывают с ней всю правовую канву.

На самом деле, огромная часть успеха связана с доверием судьи. Судьи чувствуют фальшь. Ключ к этому – искренность. Одно из решений: зарабатывать репутацию человека, которому можно верить. Как это сделать? Не врать.

Сложный совет, но и самый верный. При этом, конечно, не надо быть наивным открывателем всей информации. Важно уметь максимально четко доносить свою позицию и не скрывать очевидно слабых сторон.

Это достигается подготовкой.

Я готовлюсь к своим делам, следуя специальной методике. Это позволяет существенно экономить время и помогает выделить наиболее важные аргументы и слабые стороны позиции.

У нас есть и несколько чек-листов, составленных в зависимости от характера спора и судебной инстанции.

Использование простого списка освобождает сознание от мыслей о том, не забыто ли что-нибудь – одного из факторов страха в суде.

Простота и ясность

В западной правовой культуре существует понятие «legalease» – это когда речь или документ содержат в себе излишнее количество юридических терминов или юридического «жаргона». Юристов специально обучают тому, чтобы излагать правовые аргументы простым и понятным языком, доступным любому читателю – клиенту.

У профессиональных ораторов есть термин – «забота об аудитории». Я думаю, что это очень свойственно судебному выступлению. Судебная речь должна быть понята тем, к кому она обращена. Каждая мысль говорящего должна быть понимаема слушателем точно так же, как им самим.

Важно избегать шаблонов. Речь не должна содержать формально правильных наименований законодательных актов. Например, «Федеральный закон “Об акционерных обществах” от 26.12.1995 N 208-ФЗ». Эти фразы для устной речи не уместны. Гораздо лучше сказать «закон об акционерных обществах».

Цифры также всегда плохи для аудиального восприятия, особенно мелкие, поэтому нужно всячески избегать их устного воспроизведения с точностью до копеек.

Слушая аудиокниги, вы, возможно, ловили себя на том, что теряли нить и возвращались назад, чтобы прослушать отрывок снова. Юридический текст является одним из наиболее сложных к восприятию, содержащим в себе мало эмоций. По этой причине мозг слушающего автоматически закрывается от подаваемой информации.

Что делать? Нужно, относясь с уважением к слушающему, сообщить ему наиболее важную информацию. Часть коллег считает, что главные аргументы позиции должны быть озвучены в начале, часть – что в конце. Если вы плохо знакомы с портретом судьи, я советую ставить в начало один сильный аргумент, потом несколько более слабых и несколько сильных аргументов в конце.

Контроль времени

Все мы знаем, что, чем выше судебная инстанция, тем короче должно быть выступление. Основные тезисы должны быть уложены в очень короткий промежуток времени. Поэтому во время подготовки рекомендую читать свою речь с секундомером.

Нужно выбирать самое важное и укладывать это в отведенное время. Нельзя тараторить. Не важно, что ты сказал – важно, что услышал судья. Не нужно стараться привести все свои аргументы за 10 минут. Нужно рисковать: отобрать два-три наиболее важных и уделить им внимание. Цель речи – не рассказать все, что уже и так написано, а убедить суд в своей правоте, показать свою правду.

Подстройка

Крайне важно иметь представление о личности судьи. Это важно для того, чтобы вы могли донести свой материал (сложный, не интересный и не красочный) до этого человека. Подстройка основывается на типировании судей. Некоторые коллеги составляют свои типологии, но единой, конечно, нет.

Градации бывают совершенно разные. Например: образование и предыдущее место работы (военные суды, органы налоговой службы, государственные органы). Имеют значение и мировоззренческие вещи – например, религиозные взгляды.

Важно различать судей и в зависимости от их подхода к работе. Например, нужно понимать, склонен судья принимать проект решения в качестве приложения (что допускается регламентами судов), или нет.

Является ли судья приверженцем формальной стороны или разрешает дела исходя из общих принципов, то есть на чей стороне правда и так далее.

Моя практическая типология складывается из следующего:

  • пол;
  • «бэкграунд»: наука, армия, следствие; госслужба;
  • формалист или более склонный к общему подходу: справедливо/несправедливо;
  • судья «знающий как лучше», берущий процесс в свои руки, или занимающий менее активную позицию и предпочитающий больше слушать стороны.

Кроме подстройки по типу, важна подстройка ситуативная. В ходе выступления судья может перебить вас, задать вопрос или сказать: «Понятно, понятно, давайте дальше…». Важное и очень тонкое умение – понять вопрос, понять на каком уровне понимания проблемы находится судья. Из вопроса может следовать и то, согласен или не согласен судья с вашей позицией.

Иногда судья занимает активную позицию, ему важно управлять процессом самостоятельно, решать все за стороны и говорить за них. Не нужно мешать судье делать свою работу так, как он считает нужным. Необходимо встраиваться.

Визуализация и образы

Одна из важнейших задач судебного юриста – обратить внимание суда на письменные доказательства, «заставить» суд прочитать то, что необходимо ему. Согласно исследованиям только 20% людей воспринимают информацию на слух, 80% ее необходимо увидеть. Нужно максимально визуализировать для судьи то главное, что составляет суть вашей позиции.

Сложно в наших судах делать презентации, но можно обратить внимание судьи на документы. Например, вы ссылаетесь на определенный пункт договора.

Это можно сделать с помощью эмоционального акцента в речи, но лучше всего дать судье самому прочитать важный отрывок. Сделать это можно передав суду текст или сославшись на том и лист дела, чтобы судья сам его прочитал.

Если в результате судья начнет читать нужный отрывок, вы добились своего.

Когда что-то крайне сложно воспринимается на слух, не стесняйтесь и используйте наглядные материалы, структуры и блок-схемы. Например, сложную схему корпоративных связей можно понять, лишь увидев ее изображенной наглядно.

Нужно понимать, что речь, составленная из одних рассуждений, не может удержаться в голове. Это значит, что нужно заинтересовывать слушателя сравнениями, одушевляющими ваше повествование. Например, спор о качестве материала. Вы утверждаете, что противная сторона сама нарушила требования к хранению.

Стандартная фраза: «Условиями договора на истца была возложена обязанность по хранению материалов. Вопреки взятым на себя обязательствам истец не соблюдал правила хранения продукции, нарушив температурный режим». А можно сказать по-другому: «По условиям договора истец отвечал за хранение материалов на площадке.

В течение года, зимой и летом, материалы просто лежали под дождями и снегом без укрытия. Материалы испортились из-за небрежного хранения».

Качество речи

Один из важных навыков выступления: никогда не нужно суетиться. Такое поведение вызывает ощущение, что вы не уверены в своей позиции. Суета – невербальное выражение страха. У слушателя появляется недоверие и агрессия. Очень важно достигнуть такой степени спокойствия, при которой вы будете вести себя уверенно.

Не нужно быть напряженным, это тоже на подсознательном уровне сигнализирует о том, что вы являетесь жертвой, вы слабы. Очень важно быть внутренне расслабленным. Не внешне, а именно внутренне.

Эмоциональность судебного выступления – это тонкая работа, которую можно постичь скорее инстинктивно, чем интеллектуально.

В условиях работы в арбитражном суде или суде общей юрисдикции умеренная, контролируемая эмоциональность очень важна.

Суть этого навыка в том, чтобы, понимая свою позицию, естественным образом ставить акценты на важных моментах: на своей правде или на очевидном нарушении.

Первое впечатление очень важно. Оно дает очень сильный эффект, поэтому нужно, чтобы суд сразу увидел вашу уверенность в себе. На впечатление о вашей уверенности нанизывается остальная канва вашего выступления. Очень сложно из неуверенного начала перейти в уверенное движение по позиции.

Ошибкой будет выражение недовольства или недоумения (даже своим видом), когда суд задает вопрос, имеющий, на ваш взгляд, очевидный ответ. Я бы не рекомендовал вести себя высокомерно, демонстрируя разочарование от того, что суд невнимательно прочитал ваше дело. Уважение, а, когда уместно, и эмпатия в ответе на вопрос – признак опытного специалиста.

За время многолетней практики я сделал для себя однозначный вывод: ведению дел в суде можно и нужно учиться. Вопреки мнению о том, что выступление в суде – формальность, не влияющая на исход дела, я считаю, что системная и правильная подготовка многократно увеличивают шанс на успех.

Взаимодействие адвоката со СМИ: возможности и пределы использования данного инструмента

Могу ли я как истец привлекать журналистов

Профессия адвоката среди множества юридических профессий является одной из наиболее открытых для общества. Адвокат выступает как связующее звено между гражданами с одной стороны и государством в лице правоохранительных органов, судов, с другой.

Значительный объем информации граждане получают из средств массовой информации, в том числе и правовую информацию.

Адвокату, будучи представителем публичной профессии, представляется возможным, а в отдельных случаях даже необходимым, выстроить взаимовыгодное сотрудничество с представителями СМИ.

Разумеется, такое взаимодействие должно быть основано на принципах, заложенных в ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», и Кодексе профессиональной этики адвоката.

Какие возможности дает адвокату взаимодействие со СМИ?

Я расскажу про два основных направления:

  1. Взаимодействие адвоката со СМИ с целью защиты интересов Доверителя по конкретным делам.

  2. Взаимодействие адвоката со СМИ с целью правового просвещения граждан.

1. Взаимодействие адвоката со СМИ с целью защиты интересов Доверителя по конкретным делам

Судопроизводство осуществляется на основе равноправия и состязательности сторон. Но это в теории. Если в гражданском судопроизводстве это правило в большей степени соблюдается, то в уголовном судопроизводстве сторона защиты не обладает тем арсеналом возможностей, которым обладает сторона обвинения.

Зачастую адвокат изо дня в день подает ходатайства, жалобы в интересах Доверителя, а в ответ получает формальные отписки. Контрольные и надзорные органы (вышестоящее начальство следственных органов, прокуратура) не обращают должного внимания на позицию защиты.

В подобных случаях адвокат может использовать альтернативные инструменты защиты, к которым в частности относятся СМИ. Взаимодействие со СМИ позволяет сформировать общественный резонанс к произошедшей ситуации, заметив которую контролирующие и надзорные органы более внимательно начинают обращать внимание на произошедшую ситуацию и есть все шансы, что дело будет взято на контроль.

Так как речь идет о практическом взаимодействии адвоката со СМИ будет полезным привести конкретные примеры из моей адвокатской практики, когда сотрудничество со СМИ помогало достичь положительных результатов для Доверителей.

Пример № 1. 

Мной осуществлялась защита парня, обвиняемого по части 1 статьи 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью). В данном деле мой подзащитный находился в центре города и заметил, как двое пьяных парней пристают к девушке и её парню.

Он подошел к парню с девушкой и все, что успел сделать, это сказать, чтобы те не боялись и все будет хорошо. В этот момент потерпевший в агрессивной форме начал надвигаться на моего подзащитного, замахнулся на него рукой.

Однако удар подзащитного достиг цели быстрее, в результате чего потерпевший упал на асфальт, получив от удара перелом основания черепа, и как следствие тяжкий вред здоровью. Так в результате одного удара подзащитный стал обвиняемым по тяжкому составу преступления (ч. 1 ст.

111 УК РФ) с перспективой получения наказания в виде реального лишения свободы.

С первых дней защиты было ясно, что от однократного удара в область лица у потерпевшего не мог образоваться перелом основания черепа. Соответственно возникновение тяжкого вреда здоровью не состоит в прямой причинно-следственной связи с действиями подзащитного.

Не смотря на это, обвинение подзащитному было предъявлено за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью.

Почему так получилось? Потому что потерпевший отрицал, что он к кому-то приставал, делал что-то противоправное, а подзащитный на него «налетел» и умышленно избил.

Вот с такой проблемой пришлось столкнуться защите. По согласованию с подзащитным было решено данное дело придать активному освещению в СМИ.

Чем конкретно помогли защите СМИ в данном деле?

1. По информации, опубликованной в СМИ, к подзащитному обратились несколько лиц, которые пояснили, что были свидетелями произошедших событий. Соответственно защите удалось установить свидетелей произошедшего и ходатайствовать об их допросах, в ходе которых свидетели подтвердили показания подзащитного.

2. На стадии следствия защита не могла ознакомиться с показаниями потерпевшего, а соответственно выяснить его позицию. При этом свою позицию потерпевший излагал журналистам.

Защитой данные статьи были приобщены к материалам уголовного дела, пояснения потерпевшего, данные журналистам, явно расходились с показаниями подзащитного, что позволило защите ходатайствовать о проведении очной ставки, на которой подзащитный уверено рассказывал о произошедшем, чего нельзя было сказать о потерпевшем.

При этом в интервью журналистам потерпевший указывал, что он ни к кому не приставал, а парень с девушкой, за которых якобы заступился подзащитный, являлись знакомыми его брата, и за девушку не было никакой необходимости заступаться. Приобщение статей с такими пояснениями позволило предъявить их потерпевшему в ходе очной ставки, и тем самым выстроить необходимую линию защиты.

Взаимодействие адвоката и журналиста в судебной журналистике

Могу ли я как истец привлекать журналистов

Взаимодействие со СМИ – важнейший инструмент в работе адвоката. Хочется сказать – неотъемлемый, однако это не совсем так – есть достаточно успешные адвокаты, которые категорически не приемлют каких-либо контактов с журналистами.

Однако позволю себе предположить, что, если бы названные адвокаты пересмотрели свою позицию в этой части, они стали бы еще успешнее, поскольку при прочих равных обстоятельствах позитивный общественный резонанс может повлиять как минимум – на размер наказания, как максимум – ну, тут можно просто включить фантазию.

В качестве яркого примера можно привести дело Евгении Чудновец, в котором на фоне общественного резонанса Генеральная прокуратура РФ внесла кассационное представление в защиту осужденной вопреки позиции нижестоящей, областной прокуратуры.

Воспитательница детского сада Евгения Чудновец была осуждена Катайским районным судом по подп. «а», «г» ч. 2 ст. 242.1 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Апелляционным определением Судебной коллегии по уголовным делам Курганского областного суда от 22 декабря 2016 г. приговор был изменен, назначенное наказание смягчено до 5 месяцев лишения свободы.

Прокуратура в апелляции настаивала на законности приговора.

Чудновец в своем аккаунте в социальной сети сделала репост трехсекундного видеоролика, в котором воспитатели детского лагеря в Катайске издеваются над обнаженным ребенком. Евгения Чудновец не снимала это видео, а распространила его в закрытой группе только затем, чтобы выразить свое возмущение.

Дело вызвало большой общественный резонанс. Заместитель Генерального прокурора РФ Леонид Коржинек подал кассационное представление, в котором поставил вопрос об отмене судебных решений в отношении Чудновец и прекращении производства по делу за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Аналогичные кассационные жалобы подали адвокаты АП Свердловской области Мария Кирилова и Алексей Бушмаков.

Постановлением президиума Курганского областного суда от 6 марта 2017 г. приговор Катайского районного суда в отношении Чудновец был отменен, уголовное дело прекращено за отсутствием в деянии состава преступления.

Несколько лет назад внимание правоохранительных органов к общественному мнению, транслированному через СМИ, несколько снизилось. Это было связано, как мне кажется, с появлением большого количества интернет-изданий – однодневок и «размыванием» информационного фона.

Сейчас благодаря деятельности надзорных органов, ужесточивших контроль в сфере журналистики, маятник, как ни странно, качнулся в обратную сторону, и общественный резонанс с каждым днем приобретает все большее значение.

Я бы оценил роль правильного освещения процесса в СМИ следующим образом – от 10 до 60% успеха в судебном процессе в зависимости от фактических обстоятельств дела и некоторой внешней фактуры.

Как устроено медийное пространство

Для того чтобы правильно выстроить работу в медийном пространстве, нужно понимать, как оно устроено. Есть ошибочное мнение, что хорошая публикация в газете может обеспечить победу.

Это заблуждение пришло к нам из советских времен, когда даже в областном центре было три газеты и все публикации согласовывались в обкоме партии, следовательно, любая негативная публикация фактически была сигналом прямо от первого секретаря.

Сейчас какой-то эффект может дать только ровный информационный фон. Иногда бывает, что создание такого фона начинается одной публикацией, которую подхватывают остальные. Однако даже в таком редком случае первая публикация – так называемый информационный повод – распространяется совершенно определенным образом и по определенным законам.

Главное условие – информационный повод должен быть интересным. Если в деле, которое вы хотите осветить, нет никакой изюминки, ни за какие деньги вы не сможете сделать ситуацию публичной. Другой вопрос – даже если кажется, что ситуация скучная и неинтересная, нужно включить мозги и фантазию.

Приведу пример. Много лет назад мы не смогли отказать в просьбе заняться семейным делом. Отец забрал у матери ребенка и не давал им общаться. Причем суд и орган опеки, участвовавший в процессе, были явно против нас. И мы видели, что суд проигрываем, понимали, что через два судебных заседания состоится решение не в нашу пользу.

Идти с этим в СМИ было бессмысленно – ситуация тривиальная и тогда, и сейчас (последний раз с подобной проблемой к нам обращались всего лишь неделю назад). Мы, конечно, на всякий случай ознакомили с ситуацией дружественных журналистов, но и они не увидели в истории медийной перспективы.

И тут мой коллега, когда-то занимавшийся гражданским делом, связанным с небольшой типографией, по ассоциативному наитию предложил: «а давайте какой-нибудь плакат напечатаем».

В результате наутро перед окнами четвертого этажа квартиры, где прятали ребенка, появился растянутый между деревьями транспарант. А на транспаранте трогательная надпись: «Ванечка, нам не дают видеться. Но мы обязательно будем вместе. Твоя мама». А под деревом печально и трогательно стояла мама ребенка и несколько фотографов из различных СМИ.

Причем число представителей прессы увеличивалось по мере распространения картинки в сетях, и к тому времени, когда папаша выбежал и попытался залезть на дерево, что, кстати, ему не удалось (веревки, которыми крепился транспарант, были политы водичкой, как и дерево, а поскольку дело было в феврале, все схватилось, задубело и заскользило), процесс стал необратимым.

В течение нескольких дней СМИ транслировали трогательную историю несчастной мамы, судью то ли поменяли, то ли наказали, за давностью не помню, орган опеки тоже наказали, и дело разрешилось в нашу пользу.

Кстати, о том, что ребенку три года и он еще не умеет читать, никто не вспомнил.

Мораль – даже если кажется, что исходного информационного повода нет, можно попробовать его поискать.

Нужно понимать, что те нюансы дела, которые вам кажутся юридическими несущественными, могут создать яркую картинку, которая и привлечет общественное внимание, – это может быть что угодно – героическое прошлое доверителя, семейное положение, даже трогательная и беззащитная внешность.

Если же ситуация все-таки абсолютно «серая», что тоже, увы, случается, о медийной поддержке следует забыть. Можно, конечно, за деньги заказать публикацию и даже с картинками, но ее прочитают только три человека – адвокат, заказчик и, возможно, ваш оппонент.

Итак, первое: фабула должна быть интересной.

Второе: необходимо обеспечить максимально широкое освещение ситуации. Ни одна статья в самой распрекрасной условной газете не даст сколько-нибудь значимого эффекта.

При этом ценник некоторых федеральных телепрограмм измеряется десятками тысяч долларов.

Поэтому коммерческое размещение информации – не наш путь, следует находить возможности широкого освещения обстоятельств без экстраординарных затрат.

В этом плане все средства массовой информации я бы условно – очень условно – разделил на три группы.

Это федеральные, региональные и те СМИ, на которые вообще не следует обращать внимания независимо от их позиционирования хоть в качестве федеральных, хоть в качестве интернациональных.

Для «классических» федеральных СМИ и информационных агентств характерна сухая подача материала.

Через них, безусловно, можно широчайшим образом транслировать информацию о событиях, но, во-первых, содержание материалов в данных СМИ чаще всего не несет выраженных акцентов в чью-либо пользу, во-вторых – в этих агентствах сложно разместить материал на коммерческой либо иной неформальной основе. Для того чтобы ситуация получила распространение в таких СМИ и агентствах, она изначально должна выглядеть значимой – как, например, известная у нас «Бойня на Депутатской», когда в результате перестрелки в центре города образовались двое убитых и около десятка раненых, и все журналисты такое событие стремились освещать во всех ракурсах без какого-либо дополнительного вмешательства адвокатов, – либо ситуацию нужно сознательно делать таковой.

3 сентября 2016 г. в центре Екатеринбурга произошла перестрелка, поводом для которой послужил случившийся накануне конфликт между цыганом Дмитрием Пестриковым и казаком Олегом Шишовым.

В день трагедии к дому Шишова с целью нападения прибыло около 30 человек на нескольких машинах, вооруженных огнестрельным и холодным оружием.

Однако Шишов с товарищами оказали вооруженное сопротивление, в результате которого двое нападавших были убиты, семеро ранены.

Дело приобрело огромный общественный резонанс. Были возбуждены уголовные дела по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ и ч. 1 ст. 222 УК РФ. Однако впоследствии действия нападавших были квалифицированы по ст. 212 УК РФ и дело в отношении них передано в суд, а в отношении оборонявшихся, обвиняемых по ст. 105 УК РФ, дело прекращено в соответствии со ст. 37 УК РФ.

То есть в описанном случае дело необходимо сначала широко и интересно осветить на региональном уровне, а потом уже вывести тему на федеральный уровень.

В-третьих, для реализации описанных задач обстоятельства дела необходимо интересно подать. И вот тут мы переходим непосредственно к взаимодействию с журналистами.

Рекомендации адвокатам по взаимодействию с журналистами

Первое, что нужно помнить, журналисты – люди более эмоциональные, нежели юристы, и при этом менее подготовленные в правовом смысле. Поэтому если вы хотите получить от СМИ поддержку, ситуация должна быть по-человечески правильной.

Невозможно организовать позитивное освещение процесса в отношении, например, этнического наркоторговца, задержанного с поличным под видеозапись. Создание же публикаций в духе – пусть он преступник, но имеет право на правосудие – бессмысленный глас вопиющего в пустыне.

Все, чего вы этим добьетесь, – более широкого негативного освещения ситуации. В подобных изначально проигрышных в медийном плане случаях я бы порекомендовал исключить СМИ из активного адвокатского инструментария – что, впрочем, не отрицает необходимости взаимодействия с журналистами даже по такому делу.

Просто задача адвоката здесь другая – не максимально широкое позитивное освещение, а, наоборот, минимизация информационного потока, снижение интереса общественности к делу.

Второе, что необходимо учитывать при взаимодействии с журналистами, – стандартные для журналистов желания – скорость и эксклюзив. В большинстве СМИ существует конкуренция с аналогичными изданиями. В информагентствах счет идет на минуты – кто поставит новость раньше. Некоторые СМИ могут вообще отказаться от освещения темы, если раньше об этом написало другое издание.

И, наконец, последнее: журналисты – не роботы при информационных лентах, а живые люди. И, как все люди, они ценят заботу и внимание.

Обобщая сказанное, хочется дать адвокатам следующие рекомендации.

1. Никогда не жалейте времени для общения с журналистами.

2. Никогда не старайтесь подчеркнуть свое превосходство. Поверьте, они и так понимают, что вы сильнее их в юриспруденции и обладаете большей информацией по конкретному делу.

Однако адвокат, пытающийся с этих позиций подчеркнуть свое превосходство, подобен сантехнику, который пришел чистить канализацию и демонстрирует домохозяйке свою значимость. Поверьте и примите, что у журналистов есть много профессиональных навыков, которые недоступны адвокатам.

И поскольку все взаимодействие связано с работой на их поле – освещении вашего процесса в их СМИ, то главные в этом взаимодействии они, а не вы, как бы странно это ни звучало на первый взгляд.

3. Включите журналистов в свой профессиональный круг общения – наряду со следователями, судьями и прокурорами. Журналисты – такие же фигуры на шахматной процессуальной доске, и очень важно, чтобы они играли вашим цветом.

А для этого, почти цитируя известный и, не могу не отметить, правильный фильм, стоит посоветовать относиться к журналистам с искренним дружелюбием и интересом. Только искренность позволит вам быстро находить правильные ответы на неожиданные вопросы и оперативно реагировать на изменение ситуации.

И только искренний интерес к этим людям позволит постоянно быть в курсе «расстановки фигур на доске». И это искреннее и дружелюбное отношение должно в том числе проявляться в следующем.

Если журналисты просят вас о помощи – никогда не отказывайтесь.

В первом приближении это означает – никогда не отказывайтесь от комментариев. Если журналист вам звонит – значит, ему это нужно. Фактически любая просьба о комментарии – это просьба о помощи. Так не отказывайтесь такую помощь оказать!

При этом нужно различать, кто и о чем вас спрашивает. У большинства СМИ есть определенные стандарты к подготовке материалов – во-первых, это ссылка на источник. Во-вторых, освещение мнения обеих сторон.

Соответственно, если вас просят просто подтвердить какой-то факт – суд вынес приговор, сторона защиты подала апелляционную жалобу и т.п., – не вижу ни одной причины отказываться.

Журналист все равно найдет альтернативный источник для ссылки, но потеряет время, конкуренты поставят новость раньше, а лично вы приобретете недоброжелателя.

Могу ли я как истец привлекать журналистов

Могу ли я как истец привлекать журналистов

Здравствуйте, в этой статье мы постараемся ответить на вопрос: «Могу ли я как истец привлекать журналистов». Также Вы можете бесплатно проконсультироваться у юристов онлайн прямо на сайте.

Если судебный процесс кажется вам не достаточно объективным, то одним из путей решения проблемы будет пригласить на заседание журналиста.

Кино- и фотосъемка, видеозапись, прямая радио- и телетрансляция в ходе производства допускаются по разрешению суда, органа (должностного лица), уполномоченного рассматривать дела об административных правонарушениях, с учетом мнения лиц, участвующих в деле. Эти действия не должны мешать нормальному ходу производства и могут быть ограничены во времени.

Пригласить журналистов на судебное заседание

Возможны и другие варианты, у нас очень много журналистов, с которыми мы работаем. Весь вопрос в том, по какой теме у вас слушания, в зависимости от этого мы стараемся привлечь журналиста, который в этой теме разбирается.

Доступ граждан в зал открытого судебного заседания не может быть ограничен ни под каким предлогом, за исключением лиц моложе шестнадцати лет, если они не являются лицами, участвующими в деле, или свидетелями. Вопрос допуска всех желающих граждан в открытое судебное заседание разрешается с учетом вместимости зала судебного заседания.

Судья отметил, что в репортаже они давали пояснения добровольно, без оказания на них какого-либо давления, кроме того, подсудимые по собственной инициативе обратились на телеканал.

В связи с этим Суд посчитал представленные доказательства относимыми и допустимыми, подтверждающими предварительный сговор между участниками и доказывающими их вину.

Детективное агентство раскроет секреты привлечения СМИ

Чтобы ваш материал был опубликован, надо лишь предложить актуальную тему и следовать правилам общения с прессой.

Таким образом, адвокат может допросить лиц, на которых ссылается журналист, или ходатайствовать о приобщении к материалам дела документов, полученных в ходе профессионального расследования. По словам Лады Горелик, журналистское расследование может также повлиять на общественное мнение, что иногда играет в повороте дела решающую роль.

Почему в АС Алтайского края и 7 ААС не проводят ВИДЕОзапись ОСЗ и запрещают проведение ВИДЕОзаписи ОСЗ силами участников?

И это различие, по словам эксперта, выражается в результатах их работы: адвокат при обнаружении доказательств, подтверждающих вину доверителя, просто не учитывает их при рассмотрении дела в суде, в то время как журналист показывает то или иное событие с разных сторон, так как оно не может быть освещено односторонне.

Как общаться с журналистами и получать публикации в СМИ

Суд. исполнители не желают делать свою работу. Даже не удосужились дойти до самого должника. Несколько исп. листов просто затеряли. Ни по одному исп. листу я не получила ни копейки. Пишут, что «у должника нет средств», хотя у должника они есть.

Регистрируясь на сайте, Вы выражаете согласие с Правилами сайта и даете разрешение на обработку Ваших персональных данных в соответствии с законодательством РФ и настоящими Правилами.

В каких-то конкретных случаях вполне возможно участие журналистов, однако это не панацея и не всегда это осуществимо.

Вместе с тем проект объясняет, что нельзя запрещать свободный вход в здание суда посетителям с фотоаппаратами, видеокамерами и диктофонами.

В данном суде они приняли во внимание материалы, представленные свидетелем, указав, что представленных письменных доказательств и свидетельских показаний достаточно для подтверждения виновности подсудимых.

Довольно оригинальное и действенное решение, завоевывающее популярность, – пригласить на суд журналиста.

Во-первых, сам журналист не способен повлиять на судебный процесс. Но он может рассказать о вашей проблеме в своем сюжете, чтобы привлечь внимание общественности.

Об этом не раз упоминал в своих выступлениях премьер-министр РФ Дмитрий Анатольевич Медведев. Однако действенные меры борьбы все еще разрабатываются, а между тем, день за днем, в наших судах выносятся неоправданно жесткие приговоры. Запугиваются присяжные, не принимается во внимание работа, проделанная защитниками, и принципиально важные доказательства.

Журналисты нередко появляются в суде по приглашению частного детектива, адвоката, или правозащитника. Репортеры, как правило, имеют контакт с такими специалистами. Если вы считаете, что вопрос присутствия СМИ стоит остро, то вам необходимо нанять человека, который сделает так, чтобы пресса приняла именно ваше приглашение на заседание.

В своей практике столкнулся с таким дополнительным способом защиты как участие журналистов средств массовой информации в судебном процессе. Что же может дать участие СМИ в качестве помощи адвокату?

Резник: «Честный и деньги возьмёт, и правду напишет»

Вы вправе обжаловать бездействие должностных лиц в суде и если суд признает что они ничего не делают то можно взыскать с них.

В производстве судьи Алматинского районного суда г. Астана ********., находится гражданское дело по исковому заявлении ******** к ***********.

А получив уточняющие вопросы, оперативно дайте полный и подробный ответ, ничего не упустив. Но если вы не располагаете информацией по какому-то вопросу — честно напишите об этом.

Получайте самые главные и обсуждаемые статьи дня на свой электронный адрес

Существует список стоп-слов и выражений, вызывающих негативную реакцию у респондентов. Если хотите, чтобы общение с журналистами (и не только) было продуктивным, исключите их из деловой переписки. В закрытом судебном заседании рассматриваются также разрешаемые судом на досудебной стадии судебного процесса жалобы на действия и решения органа, осуществляющего уголовное преследование.

Как сказано в документе, «судопроизводство обеспечивается возможностью присутствия в открытом судебном заседании лиц, не являющихся участниками процесса, представителей редакций средств массовой информации (журналистов)». Даже если гостей слишком много, суд не должен разводить руками, мол, все не войдут: проблему надо решать.

Интернет-портал «Российской газеты»(16+) зарегистрирован в Роскомнадзоре 21.06.2012 г. Номер свидетельства ЭЛ № ФС 77 — 50379.

В отделе рекламы посмеялись, но только над моей жадностью

Неужели мы, сами того не зная, живем в насквозь криминализированной стране? К счастью, нет. Но, к великому сожалению, в нашем государстве судебная система далеко не совершенна. Мошенники, от действий которых страдают миллионы людей, легко избегают наказания. Обычные люди, защищавшиеся от преступников, попадают за решетку. Неправильные законы? Нет.

И тут важно увидеть ту самую грань, где заканчивается адекватная критика и начинается атака на бизнес.

При этом виновные были членами молодежного движения «Шоп лифтинг», целью которого являлось совершение краж товаров из магазинов с дальнейшим описанием совершенного деяния в Интернете. Согласно материалам дела они тайно похитили продукты питания, спрятав их под одежду. Однако, когда они покидали магазин, не оплатив, были задержаны его сотрудниками.

Журналисты — народ подневольный. У них есть свое руководство, акционеры и учредители. Мнение всех этих людей может отличаться от вашего. Возможно, стоило бы придать широкой огласке ваш конфликт с соседом по даче, но «сверху» спущена разнарядка: перед грядущими выборами главы поселковой администрации плохого по телевизору не показывать. И такое бывает, разве вы не знаете?

Отказ допустить журналиста на открытое судебное заседание

Прочитала статью и пришла в ужас. Это случилось у нас в семье. Помогите, пожалуйста, найти журналистов для освещения призвола. Сфабриковано дело о взятке и вынесен приговор на длительный срок.

Буду признательна за любую помощь. Даже не верится, что ТАКОЕ творится , и судьбы людей решаются без расследования. Дело в Москве, но хотелось бы широкого освещения. Завтра подаем апелляцию в Могорсуд.

Только оставьте в покое цензуру. Самая частая причина апатии журналистов — это отсутствие общественно важного события. Допустим, вы судитесь с соседом по даче, который обнес свой участок забором, прихватив часть вашего участка.

Блог независимой фриланс-команды “Четвёртый сектор”. Пишем о региональной журналистике в России, о журналистике в странах СНГ, разбираем тексты, делимся собственным опытом и советами от практиков, тестируем журналистские инструменты.

Уважаемый Алексей Анатольевич, как правило участие журналиста в суде бесплатное. Как и подготовка материалов. Стоимость публикации зависит от того, где вы хотите опубликовать материалы.

Все телеканалы и печатные издания выкладывают расценки на публикации в открытый доступ — так что площадку для публикации вы выбираете самостоятельно — в зависимости от своих желаний и возможностей.

Если судья настаивает на том, чтобы вы покинули зал:

Кроме того, прессе банально не хватает ресурсов — телекамер, машин, сотрудников. В день в городе, а тем более в России и целом мире, происходит огромнейшее количество событий. Миллионы новостей стекаются в редакцию, где трудится ограниченное количество журналистов. Их там не сотни, никто не сидит без дела. Редко бывает, чтобы в редакции новостей кто-то скучал и пил кофе с профитролями.

Как мне заявить ходатайство суду чтобы мне разрешили записывать на диктофон судебный процесс? А если судья откажет,-тогда что делать? Надо ли заявлять суду ходатайство чтобы на процессе присутствовал журналист (корреспондент)? А если суд откажет в этой просьбе?

Хотя сегодня общение чаще происходит в онлайне или посредством ых сообщений, позвонить в издание тоже можно. Но прибегать к такому способу лучше в исключительных случаях. Представители СМИ не очень любят такой вариант общения, т.к. звонок часто нарушает рабочий процесс.

Однако это не значит, что он может публиковать конфиденциальные сведения, которые почерпнул в судебном процессе или в материалах дела (персональные данные, тайна личной и семейной жизни, врачебная тайна, тайна усыновления).

Во-вторых, случается и фальсификация доказательств — увы, но это реальность. съёмка показаний участника судопроизводства, дающего показания в суде, в таких случаях, это дополнительный фактор, который и заставит задуматься лишний раз о своих показаниях, так и является допустимым доказательством в случае завления о совершении преступления в части фальсификации доказательств.

В сое время я поняла, что эта вещь не имеет большой перспективы и рано или поздно этому придет конец, поскольку, любая пирамида поздно или рано прекратит свою деятельность и масса людей могут остаться с финансовыми и моральными потерями.

О законе и правах
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: